Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

партизан

Dieux le veut!

В этот день, 18 ноября 1095 года начался знаменитый Клермонский собор.
Вопреки распространённому мнению, тема освобождения Иерусалима была там мягко говоря не главной. Сперва обсудили более насущные вопросы, вроде распространения клюнийской реформы, отлучения Филиппа 1, постановили ввести божий мир, когдав христианских землях запрещено воевать рыцарям друг с другом с вечера среды до утра понедельника и по главным церковным праздником. Известная речь Урбана была произнесена уже после официального окончания собора, но именно благодаря ей это заурядное церковное мероприятие вошло в историю.


Всем хороша святая земля, но есть недостаток один (а вообще 3):
Море песка, солнце огня и множество злых сарацин (ну очень злых)
В храме сионском нынче мечеть, с башни вопит мулла.
Ведь обидно – вот такие, брат, дела-а.
Белый плащ с красным крестом за моей спиной.
И будет разбит сарацин, и мы вернемся домой.
Белый плащ с красным крестом за моей спиной –
Значит, все будет в порядке с тобой и со мной
.

Вот мы пошли в крестовый поход, бросили дом родной.
Сидим в Палестине, который уж год, терпим жажду и зной (и сарацинов)
И по пустыне носимся мы, громко вопя: "Босеан!" (что это значит?!)
И защищаем мы дело христиан. (ох и достало! Но…)
Белый плащ с красным крестом за моей спиной (это вдохновляет!)
И будет разбит сарацин, и мы вернемся домой.
Белый плащ с красным крестом за моей спиной –
Значит, все будет в порядке с тобой и со мной.

В этом краю каждый из нас к бою всегда готов,
И мы отвоюем, похоже, не гроб, а целый штабель гробов (для себя!)
Рыцари Храма хромают вперед и сарацин бежит,
Зовет Аллаха и от ужаса дрожит! (Ну разумеется, вот что крест животворящий делает...)

(ну еще бы, на нас только посмотреть – не бриты, не мыты, плащи стоят колом – короче, страшны).
Белый плащ с красным крестом за моей спиной
И будет разбит сарацин, и мы вернемся домой (стирать плащи!)
Белый плащ с красным крестом за моей спиной –
Значит, все будет в порядке с тобой и со мной.
Белый плащ с красным крестом за моей спиной.
И будет разбит сарацин, и мы вернемся домой.
Белый плащ с красным крестом за моей спиной –
Значит, все будет в порядке с тобой и со мной.





This entry was originally posted at http://dvinetz.dreamwidth.org/619709.html. Please comment there using OpenID.
партизан

Мальта-10. Столица.

Ла Валетта (которая и есть столица) на фоне многих других городов выглядит молодой. В самом деле - заложена она была уже после Великой осады - а это уже 2 половина 16 века. На фоне тысячелетней истории мдины и даже 3 городов всего через бухту (Витториоза, Коспикуа и Сенглея) - не впечатляет мягко говоря. До того здесь была только крепость святого Эльма.
Но это совершенно не означает, что смотреть тут нечего, как раз наоборот. Всевозможных дворцов, соборов, музеев и просто красивых мест здесь на кдиницу площади может даже больше, чем где-то ещё.

Строился город начиная с крепости и сначала, как её предместье ,а уже потом - всё остальное. От этого сохранилась строгая квадратная планировка. Начинается город от ворот (стрелка) и от них начинается главная улица - Республики, пересекающая историческую часть от и до.


Collapse )
На этом пока прервусь, а то очень большой пост выходит. Дальше будет вторая часть прогулки по городу, а потом уже про дворцы и прочие интересности.

This entry was originally posted at http://dvinetz.dreamwidth.org/475297.html. Please comment there using OpenID.
дорога гоуз эвер он

Байконур архитектурный.

В прошлом посте слегка затронулась тема архитектуры города.
Надо сказать, что она там есть. Конечно не прага и не париж, но местами достаточно интересна.
Например здесь находистя самый большой ансамбль целиком сталинской застройки. в больших городах его уже изрядно проредили последующими достройками и перестройками, а здесь он практически в первозданном виде.
Это вид в самой южной части, от ул Комарова к пл. Ленина (там где дома 3-5-7-10 по левую сторону от сквера)


Collapse )

Окончание архитектурной части будет завтра. А потом последует немного мистического.

This entry was originally posted at http://dvinetz.dreamwidth.org/453424.html. Please comment there using OpenID.
партизан

Старая Сьюдаделла

Древнейшие свидетельства поселений на Менорке относятся примерно к 3-4 тысячелетиям до нашей эры. Но конечно в городе с тех пор кроме музейных экспонатов артефактов не соталось. Даже гораздо более поздний античный период известен только по раскопкам. Старейшие хоть как-то дошедшие до нас памятники относятся уже к арабскому времени, а в основном застройка города начинается века с 16-17. Что не удивительно, учитывая что в 1558 турки тут прошлись как Батый с ордой.
Тем не менее более-менее удалось восстановить картину хотя бы средневековой Сьюдаделлы.
Это современная карта старого города


видите почти в центре небольшой переулок где написано Mayor Borne (нет, это не в честь некоего майора Борна)? Там где чуть южнее здание идёт буквой L правее почтового рожка, в 13-14 веках был дворец главного налогового инспектора при арабской администрации Саида ибн Хакима с парками, садами и даже личным кладбищем. По самым осторожным прикидкам был он минимум вдвое больше нынешней ратуши (см. позапрошлый пост). Но до наших дней не сохранился- построенный в 1287 он, сохранись поныне, был бы самымстарым зданием в городе.
Теперь эта улица от площади начинается ансамблем 19 века


Collapse )

С чего вдруг город захлестнула эпидемия переименований понятия не имею. Могу только докадываться что за 90е годы рука Мадрида тут сильно ослабла и местные, тяготеющие к каталонцам, начали активно перекраивать историю в названиях улиц. косвенно это подтверждается тем, что если на фотографиях 89 года видны только испанские флаги, то сейчас они сильно в меньшинстве перед каталонскими и даже перед флагами иоаннитов (да, сам поражался видя сколько народа в окнах выставляет малиновые с характерным крестом- реально дофига. С чего такое преклонение перед мальтийцами непонятно)

В следующий раз будет музей истории острова и ещё старого города
партизан

Снова путешественничное. На этот раз Перпиньян

Перпиньян это вроде как ещё Франция, но уже практически Испания. Дублированные указатели, куча машин с испанскими номерами, испанская речь на улицах... Не удивительно- в состав Франции его включили только в 1659 году уже сильно после 30летки. До того испанский плацдарм за Пиренеями серьёзно беспокоил северного соседа, но поделать с ним ничего не могли.
Ещё он знаменит тем, что там постоянно ошивался Дали и даже вроде расписал местный вокзал. Может и так- не видел, потому что испанский поезд в последний момент подали на другой путь и пришлось в пожарном темпе с чемоданами скакать по эскалаторам и было не до любования интерьерами. Но зная что он намалевал раньше, сожаления об утраченной возможности как-то никто не испытал.
Collapse )

Информационное:
билет во дворец королей Майорки- 8 евро, к псещению обязателен (а иначе зачем вообще сюда занесло?). Собор с витражами бесплатный, но надо смотрет ьчтобы не шла служба, он всё же действующий.
Если идти от вокзала по Шарля-де-голля, то первый справа дом заодно является оченно неплохим рестораном, "Терминус" называется. Местный фирменный салат с копчёной рыбой сделал день. По ценам совершенно гуманно.
партизан

Остановка в Корке.



Корк- второй город в Ирландии как по величине, так и по части промышленности. Отпечаток это накладывает- кроме чисто туристических мест присутствуют здесь и современно-техногенная застройка пополам с древними фабриками 19 века, благополучно переделанными под офисы.


Collapse )

Потом был замок Бларни с лесопарком в котором хотелось поселиться.
партизан

Чуден Каэр Морхен при тихой погоде...

Замок Росс что в Килларни обладает немаловажным достоинством, что до него можно спокойно дойти пешком, при этом вокруг него находится национальный парк со всеми вытекающими для пейзажа последствиями.
Ко всему прочему, в этот день погода разошлась по-полной, так что подарила довольно-таки редкое зрелище ирландского заката.
Вдоль дороги, ведущей к замку сначала косяками идут дома под отели, а потом начинается симпатичный лес. Вернее роща. Настоящий лес будет в килларнийском нацпарке и в замке Бларни что рядом с Корком.

Collapse )

Ну и вообще прогуляться там вечерком даже не доходя до замка- занятие почти медитативное. Ощущения вплоть до смешения пространства-времени. Мнесто внесено в список обязательных к повторному посещению.
крестоносец

Был сегодня на выставке бумажных солдатиков в доме архитектора.

Собственно объявление ( http://community.livejournal.com/warhistory/1843602.html ) увидел только вчера. Да даже сегодня утром ещё не знал пойду или нет.
В итоге собрался и не пожалел.
Как оно выглядит в общем. Больше 4 тысяч фигурок.



Конкретной битвы не моделируются (показаны полки, бывшие в одно время в разных местах). Хотя основная масса отражает Бородино.
Так как 812- не моя тема и в выпушках с аксельбантами подкован слабо, оставляю ближайшее рассмотрение без коментариев. Автор уверял, что мундиры прораотаны полностью.


крестоносец

История Успенских соборов в Великом Устюге


с элементами мистики. Да, таких соборов там было много.

Первый устюжский собор был построен ростовскнм князем Дмитрием Борисовичем и освящен епископом Тарасием 15 авгуета 1290 года. В этот день был престольный праздник нового собора - Успение Божъей Матери.
Князь Дмитрий вел тогда ожесточенную борьбу за власть со своим братом Константином. Ему нужна была поддержка богатого Устюга. А в случае неудачи он надеялся отколоть Устюг от Ростовского княжества и сделать его столицей собственного удела. И как положено стольному городу, собор был посвящен Успению Божьей Матери,
Время было трудное и тревожное, но князь Дмитрий, стиснув зубы, велел позвать казначея, Для нового собора он приказал сделать колокол, из Ростова приехал и первый соборный протопоп - отец Иоанн. Он привёз с собой еще один княжеский дар - икону Богородицы Одигитрии,
Итак, первый устюжский сооор был не столько подвнгом благочестия, сколько плодом княжескнх усобиц. И потому под его основание легла какая-то невидимая, но глубокая трешнна,
В 1294 году князъ Дмитрий скончался и престол перешел к его брату Константину. Ростовский, владыка Тарасий, прежде выступавший сторонником Дмнтрия, теперь поддержал его наследника, малолетнего Атександра. Спасаясь от преследований, владыка пытался бежать в Устюг, но был схвачен по дороге князем Константнном и возвращен в Ростов.
Сам «княжескпй» храм простоял немногим более сотни лет - срок весьма небольшой для городского собора.
Под 6904 годам (1 сентября 1395 - 31 августа 1396) летопись сообщает: "Того же лета на Устюзе церкви погоре великая соборная"
На другой год ростовский владыка Григорий, известный свонм благочестием и ученостью, не пожалел средств и «постави церковь велику древяну соборьную Успение Пречнстыя Богородица> (55, 80). Так появился на свет второй «григорьевский» Успенский собор в Устюге.

Московский князь Василий I в зти годы разворачивал наступление на новгородские владення по Двине. Форпостом этого наступления должен был стать Устюг. Ростовские владыкн со времён Ивана Калнты былн тесно связаны с Москвой. Вероятно, не кто иной, как великий князь Василий посоветовал Григорию без промедления занятъся постройкой собора в Устюге.
Но едва начав заготавливать брёвна для нового строительства, как летом 1398 года новгородская рать совершила набег на северные владения московскнх князей. Устюжанам удалосъ выдержать трехнеделвную осаду в крепости Гледен на правом берегу Сухоны, однако город подвергся разорению. Новгородцев не остановило и то, что в Устюге в это время находился ростовский владыка Грнгорий, прибывшнй для освящения нового собора- они сожглн Успенский собор. а его святыни и ценности забрали с собой в Новгород.
Устюжская летопись рассказывает, что святотатство не прошло безнаказанно. По дороге домой новгородцев поразила какая-то неведомая болезнъ: "И бысть на ннх гнев Божий и Пречистыя Его Матерн, и бысть на них на пути коръкота, начало им корчити руки и ноги и хребты им ломити, и мало их приидоша здоровых в Новъгород. и тамо на них слепота бысть".

На следуюшее лето новгородцы, заключив мир с московским князем Василием Дмитриевичем, отправились замаливать свой грех на Устюг.
"Того же лета владыка Иван и новогородцы послаша мастеров церковных на Устюг и с ними гостей своих, людей добрых. И проводи владыка и весь Новьгород иконы чюдотворныя до Ладоги а гости многия проводнша до Устюга. И поставнша перковь на Устюге древяну велику единого лета соборную Успение Пречистыя Богородица"
Это был третий "новгородский" Успенский собор в Устюге. Несмотря на короткий срок работ (всего один сезон), храм отличался большими размерами и высотой.
Но он, как и первый, простоял всего лишь около сотни лет. За это время он стал свндетелем самых чёрных страниц в истории Усттога. В период усобнцы между внуками Дмнтрня Донского, Устюг постоянно оказывался под ударом. Его осаждали и Василий Косой, и Дмнтрий Шемяка, н казанские татары, н враждебные Москве вятчане, и войска Василия Темного. Однажды, когда вятчане в очередной раз нагрянули на Устюг летом 1438 года. они нашли город пустым. Все его жители погнбли, или разбежались по окрестньм лесам.
Понятно, что при таких обстоятельствах деревянный собор быстро обветшал и 1 автуста 1489 года огонь испепелил третий устюжский собор.

Многнм тогда показалось, что над собором тяготеет какое-то древнее заклятие. Его печальная судьба предопределяласъ тем, чго и «княжеский», и «григорьевскнй», и «новгородский» соборы были своего рода «гостями» в Устюге. А ведь, как известно. «Бог дал- Бог взял».
«Месяца авгусга... згоре на Устюзе старая церковь соборная Пречистая высокая» Несомненно, речь идет о соборе 1398 года. За менее чем сотню лет он одряхлел и выглядел «старым». Но при этом все еше оставался "высоким"

Устюжская летопись сообщает подробности:
«Тогоже лета погоре на Устюзе посад от скоморошъи мовницы и церкви соборная Успенне Святыя Богородица, и 3 церкви - Борнс и Глеб, Егореи Святый, Козма и Домъян, и посад погоре августа в 1 день»
Неизвестно, что сделали разъяренные устюжане со скоморохами, но, как бы там ни было, Устюг не мог долго обходиться без собора. Вопрос заключался лишь в том. кто и на какне средства будет его строить.
Проще всего было бы сделать это самим устюжанам. В те времена город имел около 15 тыс. жителей. Нсточники говорят о том, что устюжане былн люди не бедные. Сверх того, вятская война, как и всякая победоносная война, дала им немалые трофеи. В таких случаях на Руси принято было строить церкви в память о победе. К тому же постройка деревянного храма в этом лесном краю была не столь уж дорогостоящим делом.
Успожане, кажется, дрогнули и уже начали заготовку бревен для строительства собора. Но тут кому-то пришло в голову, что было бы гораздо лучше. если бы новый собор (как и три его предшественника) выстронл для них кто-то другой. И первым кандидатом на эту роль наметнли великого князя Ивана Васнльевича.
«Государь всея Руси» много раз обремеиял устюжан различными военными и мирными «службами». Опираясь на Устюг, он вел наступление на новгородские владения на севере, а позднее - на Казань н Вятку. Для укрепления города Иван в 1478 году приказал своему устюжскому наместнику Петру Федоровичу Челяднину развалить старую обветшалую крепость и вместо нее выстроить новую (55, 94). Кто оплачивал эту работу, летопись не сообшает...
Учитывая свон прежние «службы», а главное - свои военные и «конвойные» заслуги в походе на Вялку, устюжане полагали, что велнкий князъ должен на свои деньги выстроить для них новый собор. Летом 1490 года «били челом устюжские попы соборныя церкви великому князю о погоревшей соборной церквн Успення Святей Богородицы».
Однако Иван не любил платить за уже оказанные услутн. Вместо ответа великнй князь велел своим дьякам понскатъ в летопнсях известий о том, кто был строителем сгоревшего храма. Несомненно, он поступил так лншь потому, что уже давно знал ответ.
Раскрыв летописи, дьякн быстро нашли там имена заказчиков всех трех устюжских соборов: князя Дмитрия Борисовича Ростовского, ростовского владыку Григория н новгородскпх бояр. Поиятно, что ни измельчавших ростовских киязей, ни тем более разбросанных по тюрьмам и ссылкам новгородскнх бояр уже нельзя было заставить повторнть зтот подвиг благочестия. Оставался ростовский владыка.
Вскоре ростовскому архпепископу Тихону был послан соответствующий государев указ. Проследить за его исполнением должны были сами устюжские соборные. Но архиепископ не собирался излишне напрягаться.
К событиям лета и осени 1490 года относнтся следующее сообщение устюжского летописца: «И владыка того лета не послал мастеров, а у устюжан бревен мало было припасено. И послал владыка мастера Алексня вологжанина с своим дияком. с Иваном с Вискуном после Покрова 2 недели спустя. И он церков заложил не по старине кресъчату, а срубил до шти рядов. да и в Ростов поехал» (55, 97).
Очевидно, что мастер и дьяк следовали негласным указаниям, полученным от ростовского владыки. Дьяк не стал братъ на свой счет заготовку леса, а мастер, кое-как сложив те бревна которые уже были припасены, умыл рукн и уехал.

«А устюжаном тот оклад стал не люб. и хотели бити челом великому князю и владыка Тихон не велел бита челом, а ялся (обещал) церковь поставита по старине»
На сей раз устюжане взяли верх над скупым ростовским служителем культа. Летом 1491 года он прпнужден был в полной мере исполнить повеление велнкого князя и пожелания устюжан.
«Того же лета владыка ростовъский Тихон посла на Устюг дияка своего Ивана Вискуна и мастера церковнаго Алексия вологжанина да 60 человек и рублеников (плотников). Припровадили архиепископли християне из Шеипухты лес и береста и заложилн круглу по старине о 20-ти стенах»

В пятницу, 13 мая 1491 года, после торжественного молебна началось возведение нового устюжского собора. Внешне он повторял уникальную «круглую», огромным шатром форму сгоревшего собора новгородцев. Ну а раскаявшиеся новгородцы, надо полагать, повторили постройку 1397 года ростовского владыки Григория, которую они незадолго перед тем сожгли.
Но пятница 13е она пятница 13е. Глубокой ночью 29 июля 1496 года, когда горожане спали крепким сном, собор странным образом загорелся изнутри. Пламя быстро охватило все здание. Прибежавшие люди не смогли даже снятъ дверного замка, чтобы попытаться войтн в горяший собор и вынести его святыни.
«Того же лета бысть пожар на Устюзе по Божию попущению месяца июля в 29 день, на память Калинника, в 3 часа нощы загореся церковь Успение нзнутрн, невесть от чего загореся со всемн иконами чюдотворъными и с кузнью, и сосуды и книгн и не снялн и замка, ины церкви на площаде - Борнс и Глеб, Прокопеи святый. Егорей, святый Козьма и Дамиян н дворов много»
Естественно, устюжане рано или поздно должны были постронть на месте сгоревшего в 1496 году Успенского собора новый храм. Это произошло в 1502 году. На эту дату выводит загадочная запись, помещенная в одном из списков Устюжской летописи под 7060 (1551/52) годом.
«В лето 7060 Месяца июня в день святого Леоньтия в субботу полдень, перед вечернею поднялась церковь соборная от грому, от молнии. А стояла 50 лет, а высота была до больших зубцов 100 зубцов бес пяти устюжская» (55, 103).
Итак, четвертый устюжскпй собор, построенный неизвестно кем, простоял пятьдесят лет: с 1502 по 1552 год. Потом он странным образом «поднялся» и очевидно рухнул. Что могло "поднять" огромный собор - остаётся загадкой.
После этой катастрофы устюжане судя по всему, обратились с прошением к государю, а тот по примеру деда отправил их к епархиальному владыке. Выполняя волю Ивана IV, ростовскпй архиепископ Никандр в 1554-1558 годах из средств своей казны выстроил в Устюге огромный каменный собор по образцу Успенского собора московского Кремля.
Однако в каменной громаде нового собора таился какой-то изъян. Его собратья в Вологде, Сольвычегодске и на Соловках простояли века. А он уже через шестьдесят лет едва держался.
Раннюю дряхлость собора объясняют бедствиями Смуты, однако Устюг не был взят поляками. Очевидно, дело было в чем-то ином...
Работы по восстановлению собора продолжалпсь несколько лет и были столь значительны, что Устюжский летописец даже говорит о новом сооружении:
«В лето 7127 году. Июня в 7 день прн державе благочестивейшаго государя царя и великого князя Михаила Феодоровича и при святейшем патриархе Фнларете его царского величества указом и благословением святейшаго патриарха начата на Устюге Великом церковь соборная каменная Успення Пресвятыя Богородпцы первая из доходов Ростовской митрополии, а пределы в ней были по правую руку Предтечи усекновению, а по левую Михаилу, а прежде на Устюге церквей каменных не было»
«Каменный гость» простоял в Устюге двадцать пять лет. В ночь с 1 на 2 августа 1646 года он развалился:
«Августа 1 день в 5 часу нощи от свещи иконы все в церкви згорели, токмо един образ Пресвятые Богородицы Одигитрии изнесен, а церковныя стены от жару разгшылись»
Новый каменный собор началн строить лишь семь лет спустя, в воскресенье, 1 августа 1653 года. Быбор дня был символичен: I августа сгорел старый собор и в этот же день семь лет спустя начали строитъ новый.
Поначалу расходы на постройку собора принял царь Алексей Михайловнч. Однако начавшаяся вскоре тяжелая война с Польшей, а потом и со Швецией заставила казну прекратитъ все второстепенные траты. Устюжскпй собор надолго застыл в виде долгостроя. В конце концов устюжанам пришлось, нарушив древнюю традицию, самим начать тратиться. В итоге храм был завершен н освяшен лишь 25 марта 1669 года на праздник Благовещения.
Впервые Устюг получил собор, построенный самнми устюжанами.
Возможно, именно поэтому он оказался долгожителем, собор дошел до наших дней.