Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

партизан

Монгольский военно-морской флот.

Да, есть и такой. Ну точно был. На озере Хусбугул недалеко от Иркутска - еще при Сталине передали не то сторожевик, не то вооруженный буксир "Сухэ-Батор" который сейчас (якобы) передали в коммерческое использование.
Вот фото ещё предвоенное.


Не путать с монгольским торговым флотом который - небольшая конторка в Южной Корее по торговле удобным флагом. Здесь всё натурально было...

This entry was originally posted at https://dvinetz.dreamwidth.org/673296.html. Please comment there using OpenID.
партизан

Вниз по западной Двине

Набрёл на онлайн дневник человека, идущего на яхте по западной Двине и потом через Балтику до Хельсинки. Обновляется, потому что пока он - в районе Таллина.
Всегда считал реку равнинной и неспешной.

А тут...
Но спокойствие закончилось при подходе к городу Дисна. За полкилометра увидел отдельные буруны на воде, обошел. Решил посмотреть в бинокль проход – Двину в Дисне разделяет большой остров, и увидел, что вода впереди бурлит по всей ширине. Сбросил обороты до холостых. И, не отрываясь от бинокля, начал искать проход. Посередине, немного ближе к правому берегу, было почти тихо, туда и направился.
Но это только на расстоянии так казалось. Подошел ближе, и стало страшнее. Но деваться некуда – сел на кормовую деку. Одной рукой – румпель, другой – за румпель мотора, и начался слалом!
Не знаю, что происходило вокруг, я только смотрел на воду по курсу и правил между бурунами. Эта тактика помогла, пару раз подпрыгнуло перо руля, предусмотрительно снятое со стопора, и я на чистой воде. Впереди остров, навигатор показывает фарватер со стороны правого берега, туда и иду. Вхожу в пролив, вижу, что там котел…
Вообще, такие места проходить по течению очень тяжело, остановиться невозможно. До бурунов десяток метров, решаю применить обычную речную тактику, резко поворачиваю к внешнему берегу. Действительно, там бурунов меньше, но они по всей ширине. Иду, выбирая буруны поменьше, полагая, что там камни глубже. Помогло, даже рулем не чиркнул. Фух!..


Даугава встретила спокойствием и палящим солнцем. Но это первые 5 км. А потом началось веселье… Пороги и перекаты… Я ничего не видел вокруг… Сплошной слалом!

Про первые километры перекатов мне рассказали, поэтому обошел легко, но дальше… Оказалось, что на протяжении 65 км до Даугавпилса вся река такая. Небольшие спокойные участки сменялись протяженными перекатами, и скорость течения местами достигала 10 км в час.

Где-то посередине перехода долбанулся килем об камень, аж яхта подпрыгнула. Никогда в жизни не видел такого эффекта на реке! Ощущение, что катишься с горки. Визуально было видно, что река уходит вниз, а местами даже чувствовалось, как яхта соскальзывала с водяной горки.


и дальше много.
прям Днепровские пороги какие-то, не думал что в реке, перегороженной ГЭС они остались, а вот оно как...
Ну и про шторм в море интересно описано.

This entry was originally posted at http://dvinetz.dreamwidth.org/465312.html. Please comment there using OpenID.
крестоносец

Касательно пиратов которые утонули.

Вопли о чуть ли не преднамеренном убийстве, встречавшиеся в ЖЖ на самом деле при ближайшем рассмотрении с учётом исторической ретроспективы- фигня полная.
Шанс у них был. Всего то 300 миль проплыть. И не ручками.
Вот для сравнения:

Спасательная шлюпка оказалась сильно перегруженной, особенно после того как. Крисчен передал изгнанникам продовольствие и воду, рассчитанные на несколько дней пути. Им его должно было вполне хватить, так как «Баунти» находился вблизи северных островов архипелага Тонга. Далеко на горизонте виднелись угрюмые вершины вулканического острова Тофуа, а в ста милях южнее лежал самый крупный из островов Тонга – Тонгатабу.
Однако Блай вовсе не собирался задерживаться на этом архипелаге. Он стремился как можно быстрее попасть в Англию, получить там новый корабль и вернуться в Полинезию, чтобы расправиться с мятежниками.
Однако принять решение намного легче, чем его выполнить. Но ведь до ближайшего населенного пункта – голландских и португальских колоний в Индонезии, где капитан и его сторонники могли пересесть, на корабль и пополнить запасы продовольствия, чтобы отправиться в Европу, – было пять с половиной тысяч километров. Этот путь надо было покрыть на утлой лодке с восемнадцатью людьми на борту и недельным запасом пищи и воды! Гонимый жаждой мести, Блай все-таки совершил это плавание. Своим людям он давал по тридцать граммов сухарей и стакану воды в сутки. Путешествие от островов Тонга до Тимора вошло в историю как одно из величайших и самых отважных плаваний всех времен. Блай сделал короткую остановку на Тофуа, причем матросы не только не нашли там пищи, но и чуть было не погибли. Лишь спустя сорок два дня достигли они Тимора. Затем, придерживаясь берегов Азии и Африки, сумели добраться до родной Англии.


То есть тут на лодке проделали путь в 10 раз больший. И это не рекорд:

Командиром этого отряда Пейн назначил Гилберта Смита, второго гарпунера «Глобы». Вместе с ним вахту на шхуне должны были нести Джордж, шестнадцатилетний брат убитого Самюэля Комстока, корабельный кок Гансон и еще трое матросов. Эти шестеро из команды, которая взбунтовалась против своего капитана, а затем против зачинщика бунта, договорились, что поднимут третий мятеж. В результате шхуна оказалась в их руках. Они решили, что, стоит ночью поднять паруса, и никакой Пейн никогда не сумеет их догнать. Это было невероятное плавание. Причем Смит умел лишь бить китов, Гансон – жарить котлеты, а младший брат Комстока вообще впервые вышел в море. Никто из них управлять шхуной не умел. Их навигационные познания были равны нулю. Однако со своей задачей моряки с «Глобы» справились. Это плавание сначала в водах Микронезии, а затем Полинезии через весь Тихий океан до чилийского порта Вальпараисо – одна из самых невероятных морских экспедиций, какие знает история Великого океана.

Возьмите карту и прикиньте километраж.
Так что неграм, если всё было действительно как описывается, давали очень нехилый шанс. Но не повезло, бывает.
крестоносец

Истории из Океании-16 с дополнением


... про то как повар, гарпунёр и перворазник через Тихий океан плавали


Итак, Комсток оказался на острове, о котором столько мечтал. Здесь было вдоволь пищи, много прекрасных женщин, о которых в пуританской Новой Англии считалось даже грехом подумать. Молодой гарпунер приказал перенести на берег со шхуны все, что возможно, и начать строительство города Комстока. Однако поспешное решение вызвало подозрение у других зачинщиков недавнего бунта. Сайлас Пейн и Джон Оливер решили, что способный на все Комсток, после того как запасы будут перенесены на атолл, хладнокровно перебьет оставшийся в живых экипаж, чтобы самому править атоллом. Тогда они решили опередить своего вождя и предать его раньше, чем это успеет сделать он сам. Рано утром Пейн и Оливер вместе с двумя другими матросами напали из засады на ничего не подозревавшего Комстока и убили его несколькими выстрелами в упор. Но даже мертвого Комстока они боялись. Чтобы он не смог мстить им, убийцы отрезали своему бывшему вожаку голову.
Теперь первых белых «колонистов» на Маршалловых островах возглавил Сайлэс Пейн, а его помощником стал англичанин Оливер. Они решили, что им удастся осуществить замысел Комстока и господствовать над этим атоллом. Пейн и Оливер также думали, что, передвигаясь на своей шхуне от острова к острову, они сумеют обратить в рабство жителей остальных микронезийских островов.
Сайлэс Пейн, новый глава бывших китобоев, оказался более прозорливым, чем неврастеник Комсток. Он понимал, что без парусника экипаж «Глобы» недолго будет хозяином положения на «своем» атолле и вообще на Маршалловых островах. Часть команды он отправил на судно, чтобы они охраняли его от возможного нападения островитян.
Командиром этого отряда Пейн назначил Гилберта Смита, второго гарпунера «Глобы». Вместе с ним вахту на шхуне должны были нести Джордж, шестнадцатилетний брат убитого Самюэля Комстока, корабельный кок Гансон и еще трое матросов. Эти шестеро из команды, которая взбунтовалась против своего капитана, а затем против зачинщика бунта, договорились, что поднимут третий мятеж. В результате шхуна оказалась в их рука и они решили, что, стоит ночью поднять паруса, и никакой Пейн никогда не сумеет их догнать
Это было невероятное плавание. Причем Смит умел лишь бить китов, Гансон – жарить котлеты, а младший брат Комстока вообще впервые вышел в море. Никто из них управлять шхуной не умел, их навигационные познания были равны нулю, однако со своей задачей моряки с «Глобы» справились. Это плавание сначала в водах Микронезии, а затем Полинезии через весь Тихий океан до чилийского порта Вальпараисо – одна из самых невероятных морских экспедиций, какие знает история Великого океана.
Мятежники, оставшиеся на атолле, никакой подготовки к побегу не заметили. Как-то раз ночью, при свете луны, один из них, Роланд Джонс обнаружил, что шхуны нет на том месте, где она стояла еще вечером. Он тут же поднял на ноги Пейна, Оливера и остальных своих товарищей, однако было уже поздно, догнать «Глобу» так и не удалось.
Конечно, они попытались как-то объяснить островитянам исчезновение судна. Хотя обитатели атолла Мили и были людьми простодушными, но не настолько примитивными, чтобы не понять, что белые люди, которые пришли сюда как завоеватели, фактически оказались у них в плену. Китобои же «Глобы» вели себя совсем не так, как люди, чья судьба всецело зависела от доброй воли хозяев, а скорее наоборот. Они продолжали подготовку к строительству города и большое внимание уделяли микронезийским женщинам, причем матросов совсем не интересовало, согласие с другой стороны. В первую очередь жен выбрали те, кто имел «преимущественное право», – Пейн и Оливер.
Однако «жена» вождя мятежников Пейна наслаждалась супружеским счастьем лишь одну-единственную ночь. Наутро она убежала из палатки Пейна к себе в деревню. Недолго думая, «отвергнутый» супруг собрал карательную экспедицию и во главе отряда ворвался в деревню, откуда была родом его «жена». По обычаям китобоев и на страх другим островитянам Пейн жестоко наказал девушку: раздел донага и избил до крови девятихвостой плеткой, а потом заковал в кандалы. Жестокость Пейна привела к еще более диким поступкам его товарищей. На следующий же день, когда китобои обнаружили пропажу какого-то металлического инструмента, они вновь отправили в деревню карательную экспедицию. На этот раз из четырех человек. Однако Пейн уже не доверял и своим товарищам, поэтому он не выдал матросам пороха. Эта предусмотрительность, возможно, спасла Пейна от нового бунта, но в итоге стоила жизни. Возмущенные островитяне, увидев незваных гостей, вновь вернувшихся в их деревню, стали швырять в них острые коралловые обломки. Первый же осколок попал в американца, и тот замертво свалился на землю. Микронезийцы не верили своим глазам: белые люди, оказывается, тоже смертны! И даже ружья не могут защитить их от удара камня. Островитяне поняли, что с карателями можно бороться и это был конец мятежникам Пейна.
Маршалльцы – дети моря, и они хорошо знали, что с атолла можно бежать в открытый океан. Поэтому они предусмотрительно захватили и уничтожили лодки и спасательные шлюпы китобоев, которые Комсток успел переправить с «Глобы» на берег атолла. Вслед за этим настала очередь матросов. Обитатели микронезийского атолла дубинами со вбитыми в них акульими зубами убивали одного белого за другим и перебили семерых из девяти членов экипажа «Глобы», оставшихся на Мили. Сумел избежать кровавой расправы восемнадцатилетний матрос Уильям Лей, фактически не принимавший участия в бунте на «Глобе», но ему не оставалось ничего другого, как находиться на шхуне и выполнять приказы новых командиров – сначала Комстока, затем Пейна. Лей – единственный белый, кому удалось по-настоящему подружиться с островитянами. В течение тех немногих дней, которые китобои провели на атолле, он близко познакомился с бездетной пожилой супружеской парой. Они так привязались к юноше, что, когда началось избиение, микронезиец Люджуан спас его от ударов дубинок.
Остался в живых и восемнадцатилетний Кирус Хассей, его спасли золотые кудри, никогда не виданные ранее в Микронезии. Они очаровали островитянина Лагома, который спрятал понравившегося ему блондина на отдаленном острове, Лей же остался на атолле Мили в семье своего спасителя. Оба они – Кирус Хассей и Уильям Лей – долго прожили на Маршалловых островах и стали первыми белыми жителями этих микронезийских атоллов.
Однако страсти не утихали. Жизнь первых белых поселенцев на атолле долго еще оставалась в опасности. Так, однажды среди жителей островов распространилась неизвестная дотоле болезнь, вызывающая слепоту. Возмущенные островитяне были уверены, что причиной страшной болезни были чужеземцы и чтобы справиться со страшным недугом, они решили избавиться от обоих китобоев. От верной смерти юношей спас все тот же Лагом – хозяин Кируса Хассея. Он объяснил совету вождей, что причины болезни совсем иные: просто боги наказывают островитян за то, что они убили невинных (?) китобоев. И если маршалльцы оставят в живых двух последних, боги простят их, и люди перестанут болеть. Объяснение Лагома показалось вождям убедительным – Хассею и Лею даровали жизнь, а болезнь действительно пошла на убыль.
Через несколько месяцев островитянам стал угрожать голод. На островах часто наступали такие периоды, когда ни хлебное дерево, ни панданус не давали плодов. Тогда, кроме рыбы, островитяне питались лишь кокосовыми орехами. Но их было недостаточно, чтобы накормить более чем тысячное население атолла Мили и вот именно в этот момент Лей совершил, с точки зрения островитян, ужасный проступок- он украл кокосовый орех с могилы. Местные жители страшно возмутились, но, поразмыслив, решили, что смертельно изголодавшийся, незнакомый с местными обычаями юноша обокрал покойника, не ведая, что творит грех и ему сохранили жизнь.
Более двух лет прожили Хассей и Лей на атолле Маршалловых островов, до того как в водах Мили бросила якорь другая американская шхуна, «Дельфин», капитан которой Персиваль, известный под прозвищем Бешеный Джек, должен был по поручению американского правительства привезти на родину оставшихся в живых мятежников с «Глобы».
Хассей и Лей вернулись в родную Новую Англию вместе с Бешеным Джеком спустя четыре года и четыре месяца после того, как ее покинули, и написали книгу о своих невероятных приключениях. Эта книга необычна, из нее следует, что совсем не белые поработили «цветных». Оказывается, авторы книги – герои этой приключенческой повести – оказались на Маршалловых островах рабами микронезийских аборигенов...
партизан

Остров невезения в океане есть...

Остров- не остров, а корабль точно есть. Точнее был. Сухогруз «Арго Мерчант», спущенный на воду в 1953 году.
Например, на плавание из Японии в США у него ушло восемь месяцев. Это был весьма насыщенный приключениями рейс- по дороге судно столкнулось с танкером, трижды горело и пять раз заходило в попутные порты для ремонта. В 1968 году «Арго Мерчант» пережил мятеж команды, а в 1969 году затонул около Борнео. После этого его подняли и пять лет ремонтировали на верфи в Кюрасао. При первом же рейсе после ремонта судно наскочило на камни близ Сицилии. Отсюда его пришлось отбуксировать в Нью-Йорк. А в следующем году на «Арго Мерчант» шесть раз взрывался котел, один раз отказало управление. После этого судну было отказано в разрешении на проход через Панамский канал и заход в порты Бостон и Филадельфия. Наконец, в 1976 году «Арго Мерчант» затонул окончательно у полуострова Кейп-Код.
  • Current Music
    в связи с открытием Америки морей прибавилось и нам
  • Tags
    ,
партизан

глядя на списки погибших и отравившихся на нерпе

странно смотрится даже не то, что на 5 военных приходится 36 гражданских (это вообще в отсеке), а то что погиб начальник химслужбы, то есть самый разбирающийся в теме, ещё один отравился сильно. И политрук что-то в торпедном засиделся... А чего понадобилось там же старшему коку-инструктору вообще терра инкогнита
Мысли закрадываются
партизан

ночносубботнее

флотофилам в обязательном порядке надо играть в карточный Берсерк. Разговоры о сбалансированности флота фигня, пока не подкрепляются практикой хотя бы в создании сбалансированной колоды.
Конечно мотыга даст гораздо более полное представление о балансе сил, но остатки человеколюбия не позволяют заставлять читать талмуды тамошних правил- глаза в процессе саами вылезут (русских версий кроме электронных не видел)
партизан

Парагвай 3. Риахуэло и крах планов Лопеса

8 июня главные силы парагвайского флота вышли из Асунсьона и направились к Юмайте. На флагмане- Tacuarí находился сам Лопес. На следующее утро, когда корабли прибыли в Юмайту, Лопес начал готовить атаку бразильского флота, вставшего в устье реки Риахуело, недалеко от Корриентеса и осуществлявших поддержку наземных частей союзников на подступах к городу. Атака была запланирована на 11 июня. Для атаки были выделены корабли “Tacuari” (флагман, колёсный, 6 орудий), “Ygurey” (5 орудий), купленный в Англии и недавно вошедший в состав флота “Paraguari” (4 орудия), захваченный у бразильцев “Marques de Olinda” (4), “Ipora” (4), “Jejui” (2), “Salto Oriental” (виентовой, 4 орудия) “Iberá” (4) и “Pirabebe” (1). Также в составе эскадры были 6 плоскодонок с малой осадкой, вооружённых 1 8 дюймовкой каждый («чатосы», шедшие на буксире и предназначенные для абордажа). Командовал флотом капитан Месса (Pedro Inácio Meza), кроме того поддержку флоту, располагавшему 34 орудиями, должна была оказать батарея полковника Бургеса (José Maria Bruguez), находившаяся на берегу. Х. Вильсон утверждает, что механиками служили по большей части англичане (хотя в технических вопросах его описание вполне точно, однако в отношении общей ситуации в стране, его данные исключительно тенденциозны и не подкреплены фактами. Потому вопрос об английских механиках до конца неясен). Бразильская эскадра под командованием адмирала Барросо (Francisco Manuel Barroso) состояла из флагманского колесного фрегата “Amazonas” и “Beregibe”, “Belmonte”, “Araguary”, “Iguatemy”, “Ipiranga”, “Jequitinonha”, “Mearini” и “Parnaiba” и имела 56 орудий.
Collapse )
Таким образом эта экспедиция стоила Лопесу почти 10000 человек ещё довоенной армии, что не могло не сказаться в дальнейшем.
партизан

Вчера на меня обиделись за нелестные высказывания про (д)ефективных манагеров

партизан

Как корабли порезали из за недостатка... навоза.

Опять партизаны- ГСПОшники публикуют мегадокумент. Теперь письмо сотрудника ЦНИИ Крылова М.М.Дементьева о состоянии РККФ в первые годы после гражданской войны.

Вопрос о том, почему РСФСР в начале 20-х гг столь решительно обошлась с флотом, который с таким трудом был спасен вечной 1918 г, весьма непрост. Ответ на него следует искать (по большей части) отнють не в плоскости чистой истории техники.
С 1918 г корабли БФ сдавались в порт на длительное хранение, но при этом вопрос, почему на консервацию не встали все ненужные для боевых действий единицы – в известных источниках практически не освещен. Невероятно, но процесс этот лимитировался наличием достаточного кол-ва... конского навоза.
Русский флот имел богатейший опыт консервации кораблей. Еще с парусных времен был выработан абсолютно надежный способ сбережения кораблей всех рангов, которые с началом ледостава становились на зимовку. В основе его лежало использование вышеупомянутого продукта, коим набивались кингстонные выгородки и обкладывались трубопроводы забортной воды. В результате гниения сухого конского навоза "автоматически" поддерживалась Т>0,вода в кингстонах и трубопроводах не замерзала, и корпус не терял герметичности.
В 1918 же году поголовье лошадей в Петрограде резко сократилось, и флот впервые не смог нормально встать на зимовку. Приходилось оставлять на кораблях людей, расходуя остатки драгоценного топлива и продовольствия. О том, как это все претворялось в жизнь, красноречиво свидетельствует эпизод с ЭМ "Брячислав". Практически законченный постройкой, 16.05.21 он затонул у стенки Путиловской верфи. 16.07.21 его подняли, 10.05.22 - исключили, и в 12.24 – сдали на слом. Еще удивительно, что "Брячислав" был один... Словом, денег в республике не доставало не только на поддержание боеспособности флота, но и на навоз.
Кстати ещё Collapse )
Товарищу Турбинисту партийная благодарность перед строем.